Всё самое интересное о жизни городского округа Щёлково

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 6 декабря

ясно-10 °C

Пилот с пробитым сердцем

06 мая 2020 г., 11:42

Просмотры: 161


Я хочу рассказать о своем прадеде Тимофее Устиновиче Мещерякове. Он был пилотом гражданской авиации, но когда началась Великая Отечественная война, стал военным лётчиком. Сначала обучал курсантов летать, а затем сам пошёл на фронт. Служил в 9-м авиаполку 5-й эскадрильи Кавказской особой авиагруппы, занимавшей участок фронта на побережье Чёрного моря. Летал он на У-2 (или По-2), советском многоцелевом биплане, одном из самых массовых самолётов в мире. Самолёт имел разговорное название «кукурузник», так как до войны его активно использовали в сельском хозяйстве. У-2 мог совершать посадку и подниматься в воздух буквально с грунтового «пятачка». Ему было нужно крайне мало места для разбега, что делало его незаменимым для связи с партизанами. Он обладал низкой скоростью и поэтому мог летать на небольших высотах. Машину использовали для штурмовок и бомбардировок вражеских позиций. Боевые вылеты производили, как правило, ночью, так как днём самолет становился лёгкой добычей противника и мог быть сбит даже из стрелкового оружия. Все эти достоинства У-2 привели к тому, что он широко применялся в ВВС СССР в качестве ночного бомбардировщика, самолёта разведки и связи.
В одном из боёв мой прадед получил тяжёлое ранение и два месяца провёл в госпитале. Ослеп на один глаз, но, вернувшись в часть, настоял, чтобы его допустили к полётам.
26 сентября 1942 года Тимофей Устинович Мещеряков совершил свой последний героический полёт.
Его сын, мой дедушка Владимир Тимофеевич Мещеряков, родился в первые дни войны, и ему так и не суждено было увидеть своего отца. Но в доме бережно хранились его вещи: фотографии, письма с фронта, похоронка и газета, где военный корреспондент А. Ковригин описал подвиг пилота.

Вот что стало известно. В тот день на фронт морской пехоте нужно было срочно доставить важный приказ. Выполнить боевое задание доверили лётчику Мещерякову. Перед вылетом в боевой рейс он зашёл к секретарю партбюро, чтобы отдать ему заявление о приёме в партию и три рекомендации.
– Вернёшься вечером из рейса – и сразу примем тебя в партию, – сказал секретарь.  – Помни, задание, которое тебе дали, связано с опасностью для жизни. Немецкие стервятники рыщут по побережью. Держись крепко!
Тимофей Устинович, взяв с собой на борт офицера связи, отправился в рейс. Он вёл машину вдоль берега. Пересекая небольшую бухту вблизи линии фронта, Мещеряков заметил истребитель противника, но продолжал лететь вперёд. «Мессершмитт» круто развернулся и атаковал самолёт По-2.
«Во что бы то ни стало доставить приказ!», – мелькнула мысль, но в
этот момент что-то обожгло ему грудь: это разорвался пушечный снаряд. Руки стали костенеть. Теряя сознание, истекая кровью, Мещеряков всё же пытался посадить самолёт и спасти машину. Но второй осколок пробил сердце героя…
Самолёт упал в воду. Морской патруль вынес мёртвого пилота и смертельно раненого офицера связи на берег. Моряки извлекли залитый кровью пакет и немедленно доставили его командованию. Боевое задание было выполнено.
Герой Мещеряков принял смерть во имя жизни сотен тысяч людей. Его кандидатская карточка, пробитая пулями врага и обагрённая кровью героя, была доставлена в партбюро части. Стиснув зубы, его товарищи поклялись над этим партийным документом, как над священным боевым знаменем, ещё злее бить врага, отомстить за смерть своего друга.
Встреча отца и сына произошла спустя много лет, когда мой дедушка Владимир Тимофеевич поехал на братское захоронение, которое находится в Джубге, чтобы поклониться своему героическому отцу.
Накануне 40-летия Великой Победы, в который раз пересматривая фотографии и перечитывая строки из военной газеты, мой дед написал стихи, посвятив их отцу.
Строки из 1942-го
(к заметке, помещённой во фронтовой газете)
В который раз смотрю я в эти строки.
Как прост их слог. Писались под огнём.
Они – оттуда, из войны далёкой.
В них – грохот боя. И они – о нём.

О нём. Отце. О нём и об Отчизне.
Ей верным быть навек поклялся он.
Под заголовком «Смерть во – имя жизни»
Последний жизни миг запечатлён.

Вот партбилет его. В газете – снимок.
Пробит осколком. Виден крови след.
В кармане. В левом. Был близ сердца с ним он
Когда в глазах померк вдруг солнца свет.

Сам вызвался. Сквозь шквал огня. С пакетом.
Лететь к своим. Чтоб передать приказ.
Во чтобы то ни стало!..– вот об этом
Он точно думал в свой последний час.

Ещё он думал, что победа будет…
Тень «Мессеров» увидев над собой,
Он знал, уверен был, что не отступит.
И на своём «У-2» он принял бой.

«Лететь…». «Сквозь шквал…». «Во чтобы то ни стало…».
Вся сплошь – в пробоинах, вся сплошь –в огне,
Машина шла, прижавшись к морю, к скалам.
Пакет с приказом находился в ней.

На зло, на удивленье асам - немцам
(«И что за люди?! – смерть их не берёт».)
Вёл коммунист-пилот с пробитым сердцем
Горящий самолёт – к своим, вперёд.

Он дотянул! Он рухнул – в нашей зоне.
Был боевой приказ доставлен в срок.
На месте том и был он похоронен.
О всём об этом я узнал из этих строк.
1985 г.

Давно отгремели взрывы той страшной войны, и я могу судить о ней только по книгам и фильмам, но каждый год возвращает нас в День Победы – и я встаю в колонну Бессмертного полка, чтобы вместе с портретом прадеда снова и снова пройти по улицам нашего города. Тимофей Устинович, это дань памяти тебе, Герой! Спасибо за мир и за жизнь! Владимир Тимофеевич, низкий поклон тебе за то, что сохранил для нас, внуков, историю подвига пилота Мещерякова.

Ярослав СЕНИН, учащийся 9б класса щёлковской школы № 2

Обсудить тему

Введите символы с картинки*