Всё самое интересное о жизни Щёлковского района

Яндекс.Погода

среда, 22 ноября

пасмурно-1 °C

Онлайн трансляция

Мороз и халатность

17 февр. 2017 г., 13:25

Просмотры: 368


Восьмого февраля щёлковская районная больница № 1 (ЩРБ №1) упоминалась в новостных лентах, пожалуй, всех информагентств и телеканалов. Причиной столь пристального внимания стал трагический случай, произошедший на территории этого лечебного учреждения. Пожилая женщина замёрзла неподалёку от здания стационара.

По официальной версии, события развивались следующим образом. Ночью пациентка самостоятельно, через запасной пожарный выход, покинула неврологическое отделение. Уточняется, что «по правилам пожарной безопасности дверь закрыта на засов». При обходе палат врачи заметили отсутствие женщины и начали поиски. В девять утра пациентку нашли на территории больницы в крайне тяжёлом состоянии и экстренно доставили в блок интенсивной терапии. Спустя 20 минут была констатирована клиническая смерть. Дежурной бригадой проведены необходимые реанимационные мероприятия, но в 10.10 наступила биологическая смерть пациентки.

К столь резонансному делу сразу же подключились сотрудники следственного комитета по городу Щёлково. На сайте Главного следственного управления Следственного комитета по Московской области сообщается: «По результатам проведённой доследственной проверки по факту смерти в щёлковской районной больнице № 1 женщины 1933 года рождения возбуждено уголовное дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека». Предварительной причиной смерти женщины явилось общее переохлаждение организма». Позже председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин взял под личный контроль расследование этого дела.

***

Наш корреспондент встретился с родственниками погибшей Нины Ефимовны Любченко, чтобы узнать их версию случившегося.

Дочь Марина и сын Евгений рассказали, что их мама родилась в Новосибирской области в многодетной семье. Получила образование педагога начальных классов. В 1953 году вместе с мужем переехала в Щёлково. Марина Иванова: «Мама рассказывала, что в гороно в очереди она была 47-й безработной учительницей. Однако ей посчастливилось устроиться воспитателем в детский сад, который находился в здании нынешнего военкомата. Когда я пошла в школу, она перешла на Щёлковский химзавод начальником административно-технического отдела, где проработала до выхода на пенсию. Всего у неё трое детей, помимо нас, есть ещё дочь Инна».

Насколько часто Нина Ефимовна попадала в больницы и как себя чувствовала в целом? По словам родственников, в медучреждениях она бывала редко, но как вдова участника войны ежегодно пользовалась правом на прохождение обследования. Каждый год Нина Любченко ездила в санаторий «Крюково» в Зеленограде. «Она очень следила за своим здоровьем. Жила отдельно и полностью обходилась без ухода, была вменяема», – говорит Евгений Любченко.

Серьёзной проблемой со здоровьем стали боли в спине и суставах, из-за которых она около десяти лет ходила с тростью. Именно это и послужило поводом для планового обследования в щёлковской районной больнице № 1. Родственники рассказали: «Направление было получено ещё в декабре, но пришлось ждать очереди. Третьего февраля нам позвонили, что появилось место, и мы привезли маму в больницу». По словам Евгения, его удивило, что не успел он выйти из палаты, как матери без обследования поставили капельницу.

Накануне трагедии Нине Ефимовне звонили пять родственников, и она ни словом не обмолвилась, что хочет уйти из больницы. Дочь Марина также не заметила ничего подозрительного, когда навещала её, кроме того, что мама была «несколько взбудораженной».

***

А дальше наступило то самое утро. В 7.20 дежурная медсестра позвонила Евгению и сообщила, что Нина Ефимовна пропала. Он поинтересовался, как такое могло произойти в больнице, но ему ответили, что они не могут следить за каждым пациентом. Марина Иванова подчеркнула, что на этаже два поста и первый расположен прямо у выхода из палаты, где лежала её мама.

В такой ситуации дочь отправилась прямиком в полицию писать заявление на розыск. Но пока её опрашивали, оперативнику поступил звонок, что Нину Ефимовну нашли. «Только мы въехали на территорию больничного городка, звонит Женя и говорит, что мама умерла, а когда подбежали к выходу, её уже везли в морг. По словам главврача больницы, с обморожениями её должны были везти в больницу на улицу Парковую. Но «скорая» просто не довезла бы маму. Какие дальше проводились реанимационные действия, мы не знаем, и проводились ли вообще», – рассказала Марина Иванова.

Стоит отметить, что в ту ночь мороз был около 27 градусов.

***

Мы попросили родственников прокомментировать и официальную версию. Марина и Евгений в один голос сказали, что, по их мнению, она всё же вышла из больницы через основной выход, но перепутала куда ей надо идти, в итоге и оказалась в сугробе за зданием стационара. Евгений: «На месте, где её нашли, практически нет освещения. Что касается пожарной лестницы, то по такой ломаной конструкции мама попросту не спустилась бы. К тому же там к двери приставлена железная кушетка, которую не смогла бы отодвинуть пожилая женщина».

Родственники намерены всеми силами добиваться привлечения виновных к ответственности. В ближайшие дни они пойдут в прокуратуру.

В Интернете размещена документация об электронном аукционе на оказание услуг по охране помещений и имущества ГБУЗ МО «ЩРБ № 1».

В техническом задании говорится, что «исполнитель обеспечивает сохранность имущества и материальных ценностей объекта, безопасность персонала, пациентов и посетителей», при этом охрана обязана «осуществлять обход не реже одного раза в 2 часа в ночное время и не реже одного раза в 4 часа в дневное время», а также «обеспечивать контрольно-пропускной режим на объекте и установленный порядок».

В стационаре должен находиться один сотрудник ЧОПа, на КПП при въезде на территорию больничного городка – два.

***

Корреспондент газеты попытался получить комментарий от главного врача больницы Екатерины Кандабаровой. По телефону она сказала, что все разъяснения отправлены в министерство здравоохранения Московской области, и только там смогут ответить на наши вопросы. Однако комментарии мы не смогли получить и в минздраве. С момента ЧП в Щёлкове телефон пресс-службы министерства молчит. Пока не поступило и ответа на официальный запрос, который мы направили по электронной почте.