Всё самое интересное о жизни Щёлковского района

Яндекс.Погода

среда, 22 ноября

пасмурно-1 °C

Онлайн трансляция

Не лечится

06 июня 2014 г., 22:13

Просмотры: 259


– Точный диагноз в психиатрии – половина успеха. Опытный специалист должен уметь давать правильную оценку даже самым чудаковатым поступкам своего пациента. Можете меня испытать. Называйте самую странную фобию, и я расскажу вам, что это такое и чем здесь можно помочь. А если не найду ответа – с меня пожизненный автомат!

– Точный диагноз в психиатрии – половина успеха. Опытный специалист должен уметь давать правильную оценку даже самым чудаковатым поступкам своего пациента. Можете меня испытать. Называйте самую странную фобию, и я расскажу вам, что это такое и чем здесь можно помочь. А если не найду ответа – с меня пожизненный автомат!

Произнеся эту длинную тираду, профессор Клязьмин засмеялся. Он знал, что его студенты обожают подобные состязания. Каждому из них хотелось поставить в тупик ученого с мировым именем. Клязьмин предвкушал, как они будут пыжиться, лезть вон из кожи. А он легко и непринужденно станет отвечать на самые каверзные вопросы.

– Профессор, такая ситуация, – привлекли его внимание с левого ряда. – Пациент по поводу и без нацепляет на лацкан пиджака целую гирлянду бестолковых самопальных побрякушек. Представляет себе, что это имеющие вес награды. В таком диковинном виде появляется в общественных местах, а то и с удовольствием фотографируется.

– Это очень просто, мой друг, – улыбнулся Клязьмин. – Одна из разновидностей маниакально-депрессивного психоза, с примесью легкой дебильности. В этом случае очень легко определить тяжесть заболевания: чем больше блестящих блях на груди, тем сильнее человек страдает. Метод лечения – ни в коем случае не пытаться отобрать у заболевшего его игрушки. Наоборот, нужно давать ему как можно больше новых, настаивать, чтобы он их непременно нацепил. Тогда есть шанс, что остатки разума воспротивятся, и начнется процесс излечения.

– А вот если пациент постоянно стремится к самовозвеличению? Присваивает себе всякие вычурные титулы, например Герой национального возрождения? Все вокруг потешаются над ним, а он делает вид, что так оно и надо?

– Не понимаю, как вы сдали экзамены на втором курсе, – нахмурился Клязьмин. – Речь идет о типичном паранойяльном бреде величия. Существует один уникальный способ лечения. Нужно отвести пациента на самое высокое здание в городе, и оставить его там одного на пару-тройку дней. Объяснить, что это вершина мира, и он наконец-то её достиг. Сначала больной будет бродить по крыше с выпяченной грудью и задранным кверху подбородком. Но через двое суток, когда придет голод, в мозгах начнёт проясняться.

– А можно ещё вопрос? – раздалось с галёрки. – А если пациент, допустим, оскорбляет и унижает всех без разбора, кроме тех, кто ему платит? И не имеет значения для него, ветеран перед ним или женщина? Даже Героев России, заслуженных людей, рисковавших жизнью ради своей Родины, может оплевать на раз-два, лишь только получит заказ? И не существует для него добра или зла, правды или истины, главное – лишь бы оправдать доверие хозяев?

Клязьмин задумался.

– Платят, говорите? Унижает ветеранов, оскорбляет Героев России? Могу произнести только всем вам хорошо известную фразу: здесь медицина бессильна. Это подлость, друзья мои, а подлость неизлечима. Есть только один способ…

Профессор неожиданно встал в боксерскую стойку и сделал вид, что наносит воображаемый удар. Студенты засмеялись. «А ведь, пожалуй, будет лучшим лекарством. И здесь вы выкрутились, профессор!», – произнес кто-то с первой парты. Клязьмин улыбнулся, хотел что-то ответить, но его перебил внезапно зазвеневший звонок.

Владимир АНДРЕЕВ