Щёлково. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 22 июня

облачно с прояснениями+16 °C

Онлайн трансляция

Обед по распорядку

24 февр. 2014 г., 20:00

Просмотры: 496


Цена кусочка хлеба

Цена кусочка хлеба

«Война войной, а обед по распорядку», – говорил великий полководец, не знавший поражений, генералиссимус Александр Васильевич Суворов, требовавший от интендантов своевременно и хорошо кормить, одевать войска. А за воровство солдатского провианта и фуража строго наказывал – вплоть до повешения.

…Боже мой, как быстро летит время, кажется, все это было только вчера. Наш сотый литерный эшелон, сформированный в Харькове из призывников спецнабора из разных областей Украины, на большой скорости прошел Украину, Белоруссию. И вот он, город-герой Ленинград – нашим причалом стал 1-й Балтийский полуэкипаж. Нас помыли, переодели, мы еще раз прошли комиссию на пригодность служить на флоте. Здесь, в матросской столовой, мы увидели красивого здоровенного мичмана в накрахмаленной белоснежной куртке, который громко объявил, что сегодня на обед приготовлен борщ с мясом, макароны по-флотски и компот, кому не хватит, может подойти к окну раздачи.

На столах стояли бачки с первым и вторым, на десять человек, нарезанный хлеб на подносах. Возле столов ходили старшины из экипажа, показывали, как накладывать в миски первое и второе. За много дней путешествия мы впервые по-царски пообедали, запили вкусным компотом. Такое внимание мы испытали впервые в жизни. Может, поэтому мне на всю жизнь запомнился первый обед во флотском экипаже. Ведь все мы были, как сейчас говорят, дети войны, видели кровь, смерть, перенесли холод и голод. Знали цену маленькому кусочку хлеба, которого в то время досыта не ели. А тут кушай, не жалей живота своего.

Мы прибыли на смену фронтовикам, которые служили в то время по пять-восемь лет, на усмотрение командира части. Многие мои сослуживцы, как и я, после четырехлетней службы, став сержантами-специалистами 1-го класса, окончив полковые школы, училища, навсегда связали свою судьбу с армией. И ни разу не пожалели об этом. Армия стала подарком судьбы.

Бездарные политики после войны стали сокращать армию и флот. Хрущев приказал резать на металлолом боевые корабли, самолеты. Сейчас же, как волк до баранов, добрался до армии мебельщик Сердюков, который уничтожал армию, ее боеготовность, подрывал ее всемирный авторитет, завоеванный в кровопролитных сражениях от Москвы до Берлина.

Вплоть до 90-х годов в округах и на флотах были школы поваров, где готовили прекрасных специалистов для частей и кораблей. Сердюков и тут нагадил – сократил почему-то школы, думал, наверное, что в ракетные дивизионы поедут женщины, чтобы готовить кашу солдатам и драить полы в кубриках.

Закладка в котлы – под строгим контролем

Но вернемся в солдатские столовые, кухни, камбузы больших и малых подразделений, точек, где несут службу солдаты и матросы. Я смотрю на это с высоты 33-летней службы старшиной эскадрильи, старшиной роты, кому ежедневно от подъема до отбоя приходилось общаться с солдатами. В Арктике, в поселке Андерма вблизи Карского моря старшины эскадрилий лично на вездеходах в термосах, закутанных в тулупы, возили на ночные полеты горячий второй ужин. На аэродроме 45-градусный мороз изматывал солдат, младших авиационных специалистов, а горячая миска макарон по-флотски, кусок сала с черным хлебом, луковица, крепкий горячий чай грели солдатскую душу – и мороз был нипочем. Горжусь, что за тридцать три года не потерял ни одного матроса, ни солдата, они никогда не жаловались на плохое питание. Здесь в Арктике, как и на юге в воинских частях, держали свиней, коров. Свинину солдатам давали на доппаек, свежее парное молоко – летчикам в летную столовую, солдатам – в госпиталь, в лазарет.

При заботливом начпроде и хозяйственном командире подсобное хозяйство в то время приносило большую пользу. На точках, в малых подразделениях в глуши, далеко от городов, сел офицерские семьи могли рассчитывать только на свое прикухонное хозяйство, на тот же продовольственный паек. Конечно, не до жиру было, лишь бы выжить.

196790big.jpg

Командиру части вменялось в обязанность обедать с солдатами, матросами. Добрым словом вспоминается первый командир – фронтовик майор Леонид Николаевич Глотов. При нем нас в гарнизоне называли глотовцами – мы старались не подводить любимого командира. Когда пошли жалобы на плохое приготовление пищи в гарнизонной столовой, он приказал построить свою кухню, с залом для приема пищи. Кроме того, вывели из НЗ полевые кухни на колесах – в них стали готовить и кормить личный состав.

Доктору и замполиту приказал взять под строгий контроль закладку в котлы продуктов и приготовление пищи. Завтраки, обеды, ужины сразу стали готовить вкусные, в достаточной количестве и даже не отказывали в добавке. Преподал он урок и прибывшему из академии начпроду, который выбросил обед солдат, устранявших аварию на водопроводе, свиньям. Он приказал капитану накормить солдат за свой счет в военторговской столовой и доложить ему. Я думаю, что тот начпрод, сколько служил, в первую очередь думал о солдатах, а потом уже о свиньях, которых, не спорю, тоже надо кормить. Разобрались и с интендантом гарнизонной столовой. В сталинское время хищение, мухлевание не могло сойти с рук – его судили, невзирая на фронтовые награды, заслуги.

Добрым словом вспоминаю поваров

Более тридцати лет я на гражданке, но в памяти романтика военной службы в 45-градусный мороз. Служил в разных широтах Советского Союза, в разных родах войск, на разных должностях, но всегда с личным составом. Начинал на флоте, закончил в космических войсках. Армия, моя Армия, как на стропах парашюта, держит меня, волнует воспоминаниями. Может, потому что в гарнизоне живу и работаю с такими же служивыми?

Бывает и такое: защемит сердечко, проснешься среди ночи, откроешь глаза – и пошли воспоминания. До утра не уснешь, да куда там уснуть, когда перед глазами города, площади, где мы выступали с концертами, точки, гарнизоны, части, друзья, неповторимое северное сияние, командиры, солдаты, матросы… И первый мичман в накрахмаленной белоснежной куртке застрял в памяти как образец для подражания, как гарант, что во всех частях обязаны хорошо кормить, как кормил он нас. И фронтовик майор Л.Н. Глотов. И второй командир отдельной эскадрильи ВВС Черноморского флота майор Юрий Иванович Лось, который тоже говорил, что главное в службе, чтобы матрос досыта был накормлен и берег свое оружие. И полковник в отставке фронтовик Александр Яковлевич Каркач, последний командир, с которым до сих пор дружим. Когда обнаружилось, что в подсобном хозяйстве два капитана украли поросенка, он не стал их покрывать, а немедленно представил на увольнение.

Командирский стол стоял посредине зала, в котором солдаты принимают пищу. Сначала командир проходил вдоль столов, спрашивал у солдат, сержантов, как обед, есть ли претензии. Потом сам садился кушать. Не ленился с дежурным по кухне в варочный цех заглянуть, в хлеборезку, где делили порционное масло. От командирского глаза ничто не ускользало. И не позавидуешь тому дежурному по столовой, если он заметит, что что-то не так.

Везло нашей военно-космической части на поваров, они, как правило, прибывали по призыву из Одессы и Ленинграда. Ребята до армии успевали закончить курсы поваров и поплавать на кораблях, танкерах торгового флота. Добрым словом вспоминаю поваров – рядового Александра Кукленко, сержанта Николая Уманского (оба из Одессы), повара-инструктора прапорщика Ивана Рижева. Приготовленный им обед сразу узнавали по запаху из кухни.

Все годы, сколько я служил, понемножку увеличивался солдатский, матросский паек, появилось масло, потом яйца, молоко, какао, доппаек с прикухонных хозяйств. А теперь в частях – шведский стол. И почему шведский? Меня это удивило – будто в России нет русских национальных блюд! Всегда в нашей стране была вкусная, здоровая пища.

Шведский стол

Начальника продовольственной службы центра обеспечения 800-й авиабазы майора Алексея Анатольевича Агаркова попросил рассказать, из чего состоит «шведский стол», кто контролирует закладку продуктов в котлы, качество блюд, так как всем процессом теперь заправляют гражданские люди.

– Мы все держим под контролем, от закладки в котлы до снятия проб. Слава Богу, пошел третий месяц, как у нас запущена линия приготовления так называемого «шведского стола». Пока солдаты, летно-технический состав довольны качеством, большим разнообразием блюд, соков и так далее.

Я убедился: завтраки, обеды, ужины достойны похвалы: два первых, два вторых, мясо порционное, пельмени, каши гречневая, рисовая, чахохбили. Холодные закуски – морковь, сало, помидоры, огурцы свежие с лучком, горошек, фасоль, капуста квашеная, яблоки, апельсины. Ешь сколько хочешь, многие солдаты не съедают свой полный обед.

Конечно, моему поколению, да и тем, кто служил в 1990-х годах, такие завтраки, обеды, ужины и не снились. Настало время хорошо кормить солдата, матроса, если не хотим чужого солдата кормить. Хорошо, что начальник Центра обеспечения 800-й авиабазы полковник Владимир Евгеньевич Чариков все службы держат под строгим контролем, тем более продовольственную. Сейчас, говорит, мы не занимается заготовкой картошки, капусты, мяса и т.д. Всем ведает ОАО «Главная линия». При мне для снятия пробы в пищеблок зашел капитан медицинской службы Петр Николаевич Измайлов. Он разрешил выдачу пищи, расписался в книге контроля ее качества. В мои годы службы пробу врач помещал в стеклянные баночки и сутки хранил.

На пищу грех жаловаться!

Согласно утвержденному командиром 800-й авиабазы генерал-майором авиации Владимиром Григорьевичем Беляевым графику в тот день с солдатами обедал заместитель командира базы полковник Геннадий Николаевич Балденко, который от солдат и себя лично поблагодарил поваров за вкусный обед. По отметке в журнале вижу, что с солдатами часто обедает и сам Беляев.

В зале приема пищи на видном месте – контрольные весы. Только холодных закусок я насчитал с десяток. Повара работают в столовой опытные, по двадцать лет, они и раньше работали здесь. Вот Любовь Владимировна Шарогорова, вот Людмила Васильевна Труш. На столах два первых, два вторых блюда, говядина и курятина. Здесь же яблоки, апельсины, холодные закуски. Рослые ребята под два метра получают добавку. Так что, мамы, не беспокойтесь за сыновей, которые служат в Чкаловском.

В столовой стерильная чистота, ее постоянно поддерживают гражданские уборщицы. Есть и посудомоечная автоматическая машина, избавившая от ручного труда рабочих и солдат. В части установлено новое кухонное оборудование – газовые котлы и плиты, на которых готовят пищу. Миски, тарелки, ложки, вилки, ножи – все из нержавеющей стали. В годы моей службы в ходу были большие чугунные котлы с деревянными крышками, вмонтированные в кирпичные печи. Их топили дровами, все бачки, ложки, поварешки были алюминиевые. А сейчас одно удовольствие не только готовить вкусный обед, но и кушать из такой, прямо ресторанной посуды.

Сейчас солдату на пищу грех жаловаться. Не каждый юноша дома так хорошо питается. Здесь, в части ребята быстро набирают вес, жаль времени маловато – всего год служат. Хорошо, что правительство вспомнило своего солдата, матроса, летчика. Наконец-то и наших стали прилично кормить.

– Армию сократили-то на ого-го, – вступил в разговор майор Алексей Агарков, – а задачи остались те же, а то и поважней и посложней: обслуживание самолетов, ракет. Некоторые ребята дежурят по несколько суток подряд. Как же их не кормить отменно!

…Одно сохранилось в армии без изменений: как и шестьдесят лет назад, солдаты в столовую идут с песней, а хорошо поев, по возвращении в подразделение поют еще лучше, еще веселей. Знаю – сам был ротным запевалой.

Дмитрий АНДРЮЩЕНКО, ветеран Вооруженных сил