Всё самое интересное о жизни Щёлковского района

Яндекс.Погода

среда, 17 октября

ясно+5 °C

Онлайн трансляция

Владимир Волошин: «Чем сложнее цель, тем сильнее эмоции от её достижения»

26 февр. 2018 г., 9:55

Просмотры: 353


«АйронМен» (Ironman) – так называется самый длинный и сложный вид триатлона. Кто такие «железные» люди? Почему испытания на выносливость с каждым годом становятся все популярнее? Об этом нам рассказал со-основатель Фестиваля бега и Международных соревнований по триатлону, четырёхкратный ironman Владимир Волошин.

 «АйронМен» (Ironman) – так называется самый длинный и сложный вид триатлона. Кто такие «железные» люди? Почему испытания на выносливость с каждым годом становятся все популярнее? Об этом нам рассказал со-основатель Фестиваля бега и Международных соревнований по триатлону, четырёхкратный ironman Владимир Волошин.

Мода на «железных» людей буквально захлестнула мир в последнее десятилетие, а теперь докатилась и до России. Вы впервые сделали дистанцию Ironman, когда в нашей стране  мало кто слышал об этом. И продолжаете испытывать себя на прочность, и ставить новые рекорды. В чём Ваша мотивация?

–  Впервые соревнования на «железной» дистанции состоялись в 1978 году. Тогда и появилось название ironman – «железный человек», который способен в течение одного дня проплыть почти четыре километра, проехать на велосипеде 180 километра и ещё 42 километра пробежать. Первые состязания состоялись на Гавайях в городе Кайлуа-Кона.

 

– Почему было выбрано это место?

– Скорее всего, это просто стечение обстоятельств. Легенда гласит, что встретились бегуны и пловцы и бросили друг другу вызов – кто сильнее и быстрее. Кона – одно из красивейших мест на Земле. Но спортивная трасса там очень тяжёлая. Она проходит почти через 11 климатических зон, представленных на острове. Палящее солнце, сильный ветер и высокая влажность серьезно осложняют задачу. Это было нелегкое испытание, и оно вошло в историю. С тех пор подобные соревнования «железных» людей проходят в самых разных экзотических уголках планеты, но «сделать Кону» –  по-прежнему заветная мечта для каждого уважающего себя ironman.

 

–  Почему?

– Потому, что просто так попасть на Кону невозможно. Для этого нужно выиграть на отборочных соревнованиях и получить приглашение. Каждый из приглашённых – это сильнейший  в своей возрастной категории. Я преодолел «железную» дистанцию на Гавайях в 2011 году. И там познакомился с человеком, которому исполнится 81 год. Он сделал  ironman 37 раз, и много лет подряд был первым среди своих ровесников. Там действительно можно встретить уникальных людей, которые доказывают, что нет ничего невозможного, возраст – это просто цифры в паспорте, а всё остальное – ограничения, которые мы сами себе придумали. Так что Кона – эпическое событие, это как орден за признание твоих заслуг.

 

– Я слышала, что, в мире «железных» людей существует уникальный этический кодекс: если с вами что-то случилось на дистанции, соперник никогда не пройдёт мимо и обязательно окажет помощь. Это правда?

– Конечно, ведь надо не забывать, что это любительский спорт. Эти люди не борются за олимпийское золото, вселенскую славу, вознаграждение. Для каждого из них это прежде всего борьба с самим собой, и важно преодолеть дистанцию, но при этом оставаться человеком. Поэтому, если случаются форс-мажоры, вам всегда помогут. 

 

– Это же какое-то новое человечество!

– Да, это особое сообщество, и в нём свой своего всегда поддержит. Потому  что каждый, преодолевший железную дистанцию, знает, чего стоит достижение этих целей. Любопытно, что в нашей стране это движение известно с 80-х годов. В Советском Союзе была очень сильная команда с сердцем в Санкт-Петербурге – «СБР-88». Правда, тогда, чтобы принять участие в состязаниях, нашим спортсменам приходилось регистрироваться  от других стран. Но именно наш соотечественник Александр Рукосуев одним из первых преодолел «железную» дистанцию на Коне в 1993 году, показав один из лучших результатов 8 часов 36 минут 33 секунды.

 

– Чтобы поставить себе такие амбициозные цели, надо серьёзно дружить со спортом. Какую роль спорт играл в вашей жизни, когда вы приняли  решение сделать ironman?

– Спорт вошёл в мою жизнь в раннем детстве благодаря родителям. Моя мама –  мастер спорта по лёгкой атлетике, а отец – по биатлону. Он впервые взял меня с собой на сборы, когда мне было пять лет. Я окунулся в жизнь спортивной команды, наблюдал, как спортсмены ставят  цели и достигают их, как поддерживают друг друга.  Постепенно и сам стал заниматься плаванием, лёгкой атлетикой, увлёкся биатлоном. До 1993 года  входил в состав юниорской сборной команды по биатлону. Потом был большой перерыв. А в 2008-м я вновь вернулся к занятиям спортом и впервые попробовал свои силы в триатлоне. В Москве участвовал в состязаниях на спринтерской дистанции –  400 метров плавание, 12 километров велосипед и три километра бег. Я был не слишком хорошо подготовлен, и это испытание далось мне с большим трудом. Понял, что на одной силе мысли далеко не убежишь, стал регулярно работать с профессиональными тренерами.  И в 2009 году преодолел свою первую «полужелезную» дистанцию в триатлоне, а в 2010-м в Цюрихе сделал первый ironman. Тогда там было всего пять спортсменов из России. Но вскоре произошло что-то необъяснимое. В нашей стране случился настоящий бум. Я думаю, причина в том, что среди увлечённых триатлоном людей оказались лидеры мнений, которые повлияли на сознание своего окружения. Каждый год на «железной» дистанции финиширует более полумиллиона участников со всего мира, и теперь среди них немалый процент россиян.

 

– Вернёмся к вопросу о личной мотивации. В чём она всё-таки для вас?

– Прежде всего мне было просто интересно попробовать, ответить себе на вопрос « Я смогу?».

 

Говорят, что в некоторых странах  при рассмотрении резюме кандидата на руководящие позиции преимущество всегда получает человек, сделавший ironman. По-вашему это оправдано?

– Это говорит о целом наборе очень важных человеческих качеств: готовности к форс-мажорам, стрессоустойчивости и той самой  выносливости. Для меня выносливость – синоним воли. Триатлеты постоянно оказываются в ситуациях, когда надо себя преодолевать ради достижения цели. Все эти качества просто необходимы управленцу высокого уровня. Ещё одной важной составляющей является установка приоритетов. Есть большая цель, для достижения которой ты выстраиваешь свой график на год вперёд. Это становится общим подходом ко всем аспектам жизни: к работе, к спорту, к построению отношений, к личному времени.

 

То есть, если в активе у человека преодоление железной дистанции, это существенно повышает кредит доверия?

– Один мой знакомый как-то сказал: в триатлоне нет плохих людей. И я с ним полностью согласен. Они там просто не выживают. Тот запредельный уровень выносливости и терпения, который необходим для преодоления «железной» дистанции, недосягаем для людей слабохарактерных. Это, конечно, повышает кредит доверия.

 

– Ещё один серьёзный вопрос: круг единомышленников. Насколько важно, чтобы в ваши интересы были вовлечены  близкие люди – семья, друзья, коллеги?

– Это самое главное. Меня очень поддерживает моя семья. На соревнования мы ездим вместе с женой и дочкой. 

 

 – Весной прошлого года вы сделали пятикратный ironman. Это, если я правильно считаю, примерно 19 километров вплавь, 900 километров  велогонки и 211 километров бегом. Как это возможно?!

– Это ещё далеко не предел, это можно преодолеть. Любой человек, не имеющий серьёзных проблем со здоровьем, может это сделать. Все ограничители находятся у нас в голове.

 

– Есть ли у вас какие-то установки, своя система, помогающая снимать эти ограничения?

– Да, цель плюс ценности. У меня нет необходимости, кому-то что-то доказывать: я просто ставлю себе цель. Но ещё один рекорд ради рекорда уже не является сильной мотивацией. Надо наполнить свою цель каким-то ценностным содержанием. Один из важных вопросов: кому от этого будет хорошо? Мне будет тяжело, со мной будет работать команда, которой тоже будет нелегко. Всё может пойти не так. Ценность заключается в потребности роста. Ведь любое подобное преодоление приводит к новым знаниям, новому опыту. И только новая цель, решение идти туда, где ты ещё не был, даёт возможность учиться чему-то новому.

 

– Итак, достижение цели приводит к новым знаниям – это ответ на вопрос «Кому от этого хорошо»?

– Есть ещё один очень важный аспект. В 2012 году я узнал о том, что во всём мире люди, увлечённые различными видами спорта на выносливость, помогают благотворительным фондам. В России тогда такой практики не было, но сегодня и у нас в стране это становится системой. И  вот уже пять лет, я работаю с очень авторитетной благотворительной организацией – «Русфондом». За этот период мы собрали деньги на 15 серьёзных операций. Это наполнило всё то, что я делаю совершенно новыми смыслами. Так, что, если говорить о ценностях, это, прежде всего, польза обществу, достижение новой цели, знакомство с новыми людьми. И, конечно, расширение границ возможного. В этом году планирую сделать уже десятикратную «железную» дистанцию. 

 

Неужели и это возможно? И всё-таки, зачем люди добровольно подвергают себя таким тяжёлым испытаниям?

– Эта тяга к неизвестному, наверное, заложена в нас природой. И ответ на ваш вопрос в особом отношении этих людей к жизни, в мотивации, целеполагании, в их потребности все время продолжать движение. Вот спросите: зачем люди идут на Эверест? Ведь это опасно. Восхождение длится 30 дней, долгий период подготовки, полная непредсказуемость предстоящих испытаний и реакции организма. Но они же идут! За этот короткий миг счастья от покорённой вершины готовы терпеть лишения и рисковать. Возможно, это произойдёт один раз в жизни, но то, что вы получите, кардинально изменит вас. Вы перенесёте этот опыт в вашу жизнь: в семью, в отношения, в работу. Ваши дети будут гордиться вами... Это история. И мы тоже пишем свою историю.

 

– В вашей спортивной истории есть еще одна яркая страница. Сложнейший многодневный марафон в Южной  Сахаре.

– Это бесценный опыт. Семь дней в пустыне, где дневная температура достигает плюс 50 градусов, а ночью спадает до плюс 10. По пересеченной местности, камням и песку 240 километров. На третий день я почувствовал, что мой разум кристально чист. Нет никаких мыслей. Всё хорошо в целом. В последние два  дня это ощущение не покидало меня, никогда раньше я не испытывал ничего подобного. Может, именно так человек чувствует себя в момент рождения. Мой приятель рассказал, что ощущал что-то похожее, когда поднялся на Эверест. Я спросил, как бы он охарактеризовал это чувство, и он ответил: «Это счастье», и я с ним согласен. Это было счастье от осознания, что ты смог это сделать, ты сильнее многих других, ты кому-то успел помочь, и пришёл к цели. И чем сложнее даётся эта цель, тем сильнее эмоции от её достижения.

Беседовала Елена Быстрова