Всё самое интересное о жизни Щёлковского района

Яндекс.Погода

вторник, 11 декабря

пасмурно0 °C

Онлайн трансляция

Мария Черникова: Любуясь в окошко улицей Парковой

19 сент. 2018 г., 12:09

Просмотры: 363


Однажды в редакцию за свежим номером пришла подписчица нашей газеты – миниатюрная, со вкусом одетая пожилая женщина. Её рассказы о Щёлкове прошлых лет были так интересны, что мы решили опубликовать эту беседу. Марии Гавриловне Черниковой – 92 года, она ветеран труда. Своё синее платье в горошек сшила сама – недаром много лет проработала в ателье комбината бытового обслуживания. Про улицу, на которой оно находилось, Мария Гавриловна с любовью говорит: «Моя Парковая».

­– Мария Гавриловна, сколько лет вы живёте в Щёлкове?  

– В Щёлкове я уже 64 года. А родилась в 1926-м в Тамбовской области, была четвёртым ребёнком в семье. К 1940-му мои старшие братья и сестра жили в Москве, а мы с родителями поехали на Дальний восток, в Комсомольск-на-Амуре. Мне было 15 лет, когда началась война. Четыре года те страшно вспоминать. Всякую работу делали для Победы. Братья, отец, муж сестры – все ушли на фронт. Когда война кончилась, мы переехали в Москву, и мне довелось работать на стройке. Цемент возила, мешки таскала – всего не перечислить. Время было очень тяжёлое. Впрочем, все времена тяжёлые… В 1950 году я вышла замуж за Василия Дмитриевича, а в 1954-м мы переехали в Щёлково. Мне было 28 лет, а мужу 32. Он, как и мои близкие, был участником войны, имел много наград – орден Отечественной войны 2-й степени, медали «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги» и другие.

– Какие преобразования в Щёлкове вы с мужем видели своими глазами в послевоенные годы?

– Осталось в памяти, как в 1957-м году мы парк сажали – сейчас это Щёлковский городской парк культуры и отдыха, а тогда его назвали в честь 40-летия Великого Октября. Мой муж по переезду в Щёлково получил должность начальника по транспорту. В его ведении была небольшая база спецмашин – автокраны, катки, бульдозеры, экскаваторы. Обслуживали Московскую область. И по распоряжению горкома партии муж привозил в парк посадочные деревца. Сажали их, в основном, рабочие, но и жители тоже. Парк рядом, в пяти минутах. Я иногда участвовала по воскресеньям, но нечасто – некогда было, ребёнок был маленький и работы много в колхозах: сбор урожая, сенокос.

– Вы живете на Парковой. Как она вам сейчас?

– Да, живу напротив «молочного дома», как раньше мы называли молочный магазин – с того дня, как переехали. Потому и считаю, что Парковая – это моя улица, родная. И я радуюсь сейчас, любуюсь в окошко – так красиво стало. Раньше рядом, где музыкальная школа, домов не было, поле находилось картофельное. Да и сама Парковая была заросшая, зелёная. Сейчас Щёлково до неузнаваемости изменилось. Многих домов старых теперь нет, на их месте другие. Мой сын родился в 1965-м, года три-четыре только, как построили школу № 7. А то ничего не было, одни леса. Улица, можно сказать, выстроилась при мне. Там, где женская консультация, стоял частный домик, в нём две-три старушки жили. Постепенно Парковая облагораживалась, после перестройки её вид стал улучшаться, а в последние годы особенно. Ещё мне очень дорог наш Троицкий собор, он необыкновенно хорош, а ведь когда мы переехали, он был совершенно разобран. Пролетарского проспекта тогда ещё не было, улицы Комарова тоже. Улица Иванова была, вся в зелени. На станции Воронок в 1954 году была одна платформа, деревянная. В одну сторону и в другую – линия рельс одна. И вот, сойдя с электрички, некоторые прыгали с платформы и обходили или шли под платформу – она была высоко. Помню, к нам приезжали из Москвы мои родственники, мы их провожали. Электричка пришла, девушка прыгнула с платформы, а у неё в бидоне молоко было, и мужчине, который перед ней спустился, прямо на шею это молоко полилось. Мы так смеялись, а он ругался: «Вот девушки пошли – прыгают».

– Расскажите, какой работе вы посвятили всю жизнь?

– У меня 56 лет рабочего стажа. В Щёлкове сначала год работала на разных работах, даже молоко продавала, а потом поступила на комбинат бытового обслуживания, где трудилась 32 года. На Парковой, где сейчас магазин «Всё для дома», располагалось наше ателье. Я была мастером по платьям, потом, когда сын стал подрастать, перешла в мужской отдел и стала кроить брюки. Много было заказчиков. Я любила свою работу – скроить брюки могла за 10–15 минут. Сохранилось фото в газете «За коммунизм», где меня запечатлели сидящей за швейной машинкой. Я берегу газеты – муж всегда говорил, что их надо выписывать, где бы ты ни жил, о хорошем ли, о плохом пишут, но это надо знать, потому что о родном крае. Ещё я всегда тяготела к общественной работе. Заканчивалась смена в ателье – и я по своей воле ездила проведывать тех, кто заболел, не вышел, ещё какие-то поручения профсоюза выполнить. То в Пушкино, то в Ивантеевку, то ещё куда-нибудь моталась. К нам ведь ездили из разных городов – в составе комбината было 18 ателье. Эта работа не оплачивалась, но давали путёвки в дома отдыха, санатории. А на комбинате мы выполняли план по обслуживанию населения, в том числе сельской местности, колхозов района. Ездили наши закройщики, договаривались с председателем, чтобы выделяли день, комнату, и наши сотрудники принимали заказы, а мы назначали день примерок. И по ремонту одежды тоже был план: кто-то купит готовое платье или костюм, а размер не тот, надо укоротить, удлинить... Работы хватало. Раньше большого выбора материалов не было в магазинах. Выдавали их комбинатам, ателье – у нас и меха были хорошие, и разные ткани. Мы редко отдыхали по субботам. Кроме ателье ещё трудилась в колхозе – в две смены всю жизнь работала, страшно много.

Какие уроки того времени вам бы хотелось, чтобы мы поняли, извлекли?

– Знаете, в чём-то было и тогда неплохо, например, в советское время продукты были «чистые», может из-за этого и живём долго. Правда, за продуктами мы ездили в Москву. Зайдёшь в магазин ­­– колбасой пахнет. Даже самую дешёвую колбасу с удовольствием ели. А теперь всего много, всё вкусное, но вредное. Не только мы едим продукты, но и они нас. А вообще, что хочу сказать:  наблюдаю современную жизнь, мне всё нравится, кроме большой разницы между богатыми и бедными, раньше так она не ощущалась. Но всё равно, по сравнению с теми временами, сейчас все хорошо одеваются, самые разные товары и материалы в изобилии. Выбор большой. Мои годы большие – сейчас живу мыслями, воспоминаниями. Мне один учёный человек сказал: «Неразумно бояться того, что неизбежно» (Публий Сир. – Прим. авт.), и мне эти слова очень нравятся. Я думаю, что вам, молодым, лучше живётся, радуюсь, и переживаю за вас – и хочу, чтобы ещё лучше жилось.

Беседовала Дарья Пиотровская