Всё самое интересное о жизни городского округа Щёлково

Яндекс.Погода

вторник, 20 августа

ясно+19 °C

Онлайн трансляция

Антонина Андреева: «Шофёр посмотрел на нас и сказал: «Девушки, война закончилась!»

01 апр. 2019 г., 12:38

Просмотры: 292


Антонина Тихоновна Андреева – ветеран Великой Отечественной войны и ветеран труда, живёт в нашем городском округе Щёлкове, в посёлке РТС. В октябре ей исполнилось 93 года.

Прощание у церкви

Родилась Антонина Тихоновна в городе Ельня под Смоленском. В обычной крестьянской семье было четверо детей. На многострадальной смоленской земле, особенно претерпевшей от рук фашистов, их и застала война. Отца сразу мобилизовали и отправили на фронт, маму призвали на обязательные работы – копать противотанковые рвы. Антонина Тихоновна осталась в доме за старшую, а ей ещё не исполнилось и 14 лет.

«Я помню, что стояла на коленях перед иконами – у нас в хате были иконы – и плакала. Так мне стало страшно без родителей! Особенно боялась за младшего брата – у него был рахит. Когда отец и другие мужчины из нашей деревни шли на фронт, мы все поехали их провожать. Детей посадили на телеги, а сами пешком – до церкви и кладбища, на котором похоронены родные. Плакали все, мужчины прощались и с нами, и с умершими родственниками. Потом была станция, они сели на поезд… Отец с фронта не вернулся. До 1943 года мы получали от него письма, а потом – пропал без вести. Так и не знаем до сих пор, как он погиб и где похоронен. Немцы добрались до нашей деревни в 1941 году и выжгли её дотла. Мы не знали, что немец близко – и ничего не смогли спасти. Только успели выкинуть из дома подушки, шерсть, перину и полмешка ячменя. Скотина вся разбрелась. Через несколько дней вернулись: по двору сожжённого дома летали перья, а ячмень пророс… Так мы и жили в лесу. А сколько русских солдат погибло тогда! Первые бои были страшные, жестокие».

По словам Антонины Тихоновны, в её деревне долго стоял немецкий дорожно-строительный батальон. Немцы очень боялись партизан и вырубили лес по обеим сторонам дороги – на целых полкилометра, чтобы те неожиданно на них не напали. Открыто бесчинствовать в деревне они тоже остерегались из-за партизан, но, разорив чужие хозяйства, бессовестно пользовались всем, что попадалось под руку: резали кур, свиней, доили коров. Всю местность они плотно заминировали – и эти мёртвые минные поля до сих пор остались в памяти Антонины Тихоновны.

Но не все немцы были фашистами. Вскоре младший брат Антонины Тихоновны, страдающий рахитом, сильно простудился, началось двустороннее воспаление лёгких. Его спас немецкий доктор, который был приписан к дорожно-строительному батальону. Он давал ему положенные лекарства и говорил матери: «У меня в Германии четверо детей! Я вылечу твоего сына».

 

Санитарка военно-полевого лагеря

Повестку на фронт Антонине Тихоновне прислали 5 ноября 1943 года, как только ей исполнилось 17 лет. «Пришла повестка – а идти не в чем, одежды нет никакой. Тогда ребята принесли мне немецкие сапоги – наверное, сняли с убитого немца – и фуфаечку. Бабушка дала тёплый платок. Чулок не было, их я смастерила сама из солдатских портянок. Кое-как собрались, было ещё несколько девочек из деревни, которым прислали повестки, – и пошли за 18 километров, в Ельню. Там нас встретила майор Островитянова. Она была очень хорошей женщиной, относилась к нам с материнским теплом, непосильной работы старалась не давать. От неё мы узнали, что здесь, в Ельне, сформирован военно-полевой госпиталь и нам всем нужно будет в нём трудиться. Так я стала санитаркой. В тот же день привезли раненых – 300 человек. Меня и ещё одну девушку снарядили таскать воду из речки в баню. Этим мы сначала и занимались, а ночевали в той же бане на печке».

Антонина Тихоновна рассказала, как были устроены дезинфекционные камеры в военно-полевом госпитале. В большую яму опускали три бочки, покрывали настилом, затем протягивали тросики, крепили крючки, на которые развешивали солдатскую одежду, шинели, портянки и бинты. В бочки помещали формалин и разогревали их на костре. Пары формалина не только уничтожали вшей, но и помогали избавиться от вредных бактерий и вирусов. Однажды такая дезинфекционная камера загорелась – слишком сильно распалились бочки, кто-то не уследил, – и одежда сильно пострадала.

 

Русские, возьмите нас с собой!

Военно-полевой госпиталь Антонины Тихоновны простоял под Ельней всю зиму 1943 года, а в мае последовал за действующей армией. Передвигались врачи, медсестры и военные на товарном поезде. Перелом в военных действиях уже произошёл, но впереди были ещё тяжёлые бои и изматывающие операции. Сначала госпиталь находился в Карелии, потом отправился в Венгрию, оттуда – в Австрию. Антонина Тихоновна вспоминает, как длинный товарный состав тяжёло переезжал через Дунай. Река была полна, рельсы стояли под водой, понтон удалось немного поднять, но двигался поезд осторожно и очень медленно, а когда волны начинали его раскачивать – останавливался совсем.

Так, военно-полевой госпиталь проследовал в Австрию и остановился недалеко от линии фронта. Антонина Тихоновна вспоминает, что им постоянно были слышны перестрелки и взрывы, а однажды они как будто стихли. Раздавались только редкие очереди в воздух. В тот день она как раз находилась на дежурстве с двумя женщинами-хирургами и двумя охранниками. Рано утром приехал водитель, привёз двух раненых солдат.

«Я спросила его: почему не слышно боёв, почему не стреляют? А он смотрит на нас и говорит: «Девушки, так война кончилась!» Война кончилась, понимаете?! У нас не было сил плакать, но радость переполняла сердце. Неужели всё позади? Неужели война закончилась? Вы не представляете, какое это было счастье. В тот же день начальник госпиталя собрала нас всех в большой столовой – и начался праздник! А как мы ехали домой! Люди останавливали поезд, кричали нам: «Русские, возьмите нас собой!» Вагоны украшали цветами, зелёными ветками, все платформы были переполнены солдатами – они спешили домой, некоторые шли пешком. А мы поехали в Одессу – там нас демобилизовали. В Одессе нас звали в разные техникумы, приглашали на заводы, но я рвалась в свою Ельню. Сейчас думаю – зря я упорствовала, надо было согласиться на техникум, может быть, жизнь сложилась бы иначе, но мы очень скучали по родным».

***

Антонина Тихоновна всё же вернулась в Ельню и устроилась в леспромхоз, где проработала два года. Это был тяжёлый труд – приходилось вывозить строевой лес, прокладывать дороги. Всё изменило письмо от дедушки, который ещё до войны переехал в Подмосковье и позвал внучку к себе. Так, жизнь привела Антонину Тихоновну в Щёлково. Сейчас у неё большая семья – дети, внуки, правнуки и праправнуки. Но она признается, что если дома никого нет, в тишине она часто вспоминает свои подростковые годы, когда пришлось одной заботится о малолетних сестрах и брате, вспоминает свой военно-полевой госпиталь и того шофёра, который воскликнул: «Девушки, так война кончилась!»

Наверное, эти слова стали главными в её жизни: после них для всех нас, не только для Антонины Тихоновны, настали новые времена, в которых люди живут под мирным небом и могут просто быть счастливыми.

Беседовала Оксана Шевченко

На фото: Антонина Тихоновна с дочерью Верой Семёновой