Всё самое интересное о жизни Щёлковского района

Яндекс.Погода

четверг, 13 декабря

дождь со снегом-1 °C

Онлайн трансляция

Александр Кушталь: «Без знания прошлого не может быть будущего»

22 окт. 2018 г., 10:01

Просмотры: 346


В России с каждым годом становится всё более популярным движение исторической реконструкции. Люди разных возрастов и профессий открывают для себя это увлечение, которое для одних становится любимым хобби, а для кого-то частью жизни. Реконструкция – это не только воссоздание минувших битв, оружия, доспехов и костюмов, но и бытовой жизни: посуды, орудий труда и даже кулинарных блюд, а также различных ремёсел. В Щёлковском районе также существует клуб исторической реконструкции, он занимается воссозданием эпохи раннего Средневековья. Его руководитель Александр Кушталь рассказал об истории создания, планах на будущее и перспективах движения исторической реконструкции.

– Александр, расскажите, как образовался ваш клуб?

– Наш клуб называется «Ульфдалир», что значит «Волчья долина», сейчас мы располагаемся и тренируемся в деревне Богослово в местном Доме культуры. Костяк клуба образовался давно, ещё в начале 2000-х. В том виде, в котором он есть сейчас, сформировался в 2015 году. До этого клуб был под несколькими разными названиями и находился сначала в молодёжном центре Фрязина, а потом в Доме культуры и досуга «Факел» этого наукограда.

– Почему теперь вы располагаетесь в Гребнево?

– Мы тесно сотрудничали  с работниками Центра культуры и досуга «Гребнево» на нескольких мероприятиях, где выступали со своей программой. После нам предложили заниматься на их базе. Нам было выделено помещение в СДК «Богослово», поскольку он относится к Центру  культуры и досуга «Гребнево». Здесь мы тренируемся и ведём несколько кружков и направлений: историческое фехтование, стрельба из лука и различные прикладные мастер-классы для детей младшего возраста.

– Сколько человек составляют костяк клуба?

– Постоянных членов клуба, занимающихся на регулярной основе, порядка 18 человек – это жители Щёлковского района, Фрязина, Ивантеевки, Пушкино, Сергиева-Посада и Москвы. Кроме них есть люди, периодически занимающиеся в секциях по историческому фехтованию, стрельбе из лука, рукоделию и прикладными мастер-классами. Отмечу, что все секции, на которые ходят взрослые и дети, у нас бесплатные.

– То есть фехтование и стрельба тоже к секциям относятся?

– Да, они у нас разделены по направлениям, так как в разных секциях разный возрастной допуск. В историческом фехтовании две отдельные группы – взрослая и младшая. К стрельбе из лука допущены дети с семи лет. Здесь общая секция – взрослые и дети.

– В каких мероприятиях вы участвуете?

– За это время мы участвовали в огромном количестве тематических фестивалей – как всероссийских, так и международных. Самый крупный, который на слуху почти у каждого, – «Времена и эпохи», который проводится ежегодно в Москве, также за последние два года у нас увеличилось количество заграничных выездов. Реконструкция давно приобрела международный масштаб, и за это время мы посетили фестивали в таких странах, как Польша, Словакия и Германия. Планируем в следующем году поехать в скандинавские страны – Данию и Норвегию.

– Какой век вы реконструируете?

– Мы реконструируем эпоху раннего Средневековья, также она известна как эпоха крещения Руси или эпоха викингов – это начало IX века до конца XI века. Основными вехами того времени является активное развитие торговых связей, передел территорий, создание новых государств. Можно сказать второе переселение народов.

– Почему выбрана именно эта эпоха?

– Лично я с неё начинал свой путь, как реконструктора. После посмотрел на другие эпохи, но всё-таки остался в раннем Средневековье. В целом эта эпоха привлекает нас своей многогранностью и возможностью все эти грани воплотить вживую. Попробовать всё: от технологического создания предмета до практического применения. Почти все используемые предметы мы пытаемся изготавливать сами, что позволяет понять, почему наши предки пользовались именно такими орудиями, бытовыми приборами, как их применяли. Многих привлекают битвы, которые проводятся не по сценарию. Для этого тренируемся и воссоздаём дружинную культуру. Можно пробовать себя в различных ремёслах, и даже стать профессиональным мастером. Также можно выйти на профессиональный уровень, тренируясь в стрельбе из лука и участвовать в турнирах и соревнованиях. Не стоит забывать, что реконструкция раннего Средневековья более доступна в финансовом плане, чем, например, рыцарства XIV века. В целом же многие приходят в эту эпоху потому, что здесь больше возможности реализовать себя.

– Какими источниками пользуетесь?

– В первую очередь мы изучаем данные археологических раскопок известных могильников и курганов, которые продолжаются и по сей день. Например, самый известный в России – это Гнёздово в Смоленской области. Иногда нам приходится переводить текстовые документы с иностранных языков.  Используем изобразительные источники, а также письменные, в виде саг и былин. Там уже есть некоторая толика мистификации и легенд, то есть меньше достоверности, но пренебрегать этим источником нельзя.

–Получается, что вы собираете информацию, и потом её используете в работе?

– Да, в первую очередь анализируем, смотрим, насколько полный может быть технологический процесс воссоздания той или иной вещи. Например, для текстиля мы берём современные исходные материалы, так как воссоздать, оказывается, намного сложнее, чем их приобрести. Если говорить про изготовление оружия, то небольшие предметы в виде ножей стараемся делать сами, это позволяют габариты и мощности небольших передвижных кузнец и станков. Более сложные предметы, такие как мечи, требующие гораздо больших затрат и мощностей кузен, изготавливают наши коллеги, в прошлом тоже реконструкторы, которые сейчас профессионально занимаются кузнечным делом. Доспехи и щиты также производим сами вручную. Потому что, просто купив вещь, трудно полностью понять её природу и назначение. Занимаясь реконструкцией, частью наших интересов является воссоздание предметов, а не только их использование.

– То есть исходные материалы вы покупаете?

– Да, кожу, ткани, которые сложно сейчас произвести вручную, мы приобретаем в достаточных объёмах. Конечно, можно восстановить практически каждый технологический процесс, но стоит понимать, что нам нужны определённые объёмы. На создание рубахи не хватит одного метра ткани, который мы будет воссоздавать в течение недели. Закупаем кольца для кольчуг, которые потом  расклёпываем и собираем в единое изделие, а также кожу, которая превращается в обувь и  элементы костюма, и даже шкуры, впоследствии составляющие часть целого костюмного комплекса.

– Какой возрастной контингент у вашего клуба?

– Основной возраст постоянных участников клуба – 30 лет, второй по численности – 19. Разрыв в возрасте связан с популяризацией реконструкции в нашей стране: в какие-то годы увлекало одно историческое время, потом большее признание было у другого периода. Сейчас все эпохи практически равно популярны.

– Что даёт историческому реконструктору его хобби?

– Мне кажется, реконструкция – это возможность найти себя в чём-то ещё помимо полученной профессии. Реализовать себя в чём-то прикладном, в том, что даже может пригодиться в быту в настоящее время, при строительстве дома или создании интерьера. Вариантов огромное количество.  Многим это даёт некую отдушину от их повседневности, смену деятельности и направления на короткий срок, что может быть эквивалентом отпуска.  Позволяет увидеть прошлое, жизнь и быт своих предков. Без знания прошлого у человека не может быть будущего.

– По вашему мнению, в дальнейшем популярность реконструкции возрастёт?

– Конечно. Сейчас государство активно поддерживает реконструкторов. Очень это ощущается на фестивалях, которые проводятся уже долгое время. С каждым годом заметно изменение их уровня. Это может выражаться в комфорте для участников и зрителей. Выделяется больше площадей под фестивали, часто они проводятся на территориях заповедников, музеев. В этом моменте важно сотрудничество. В частности, благодаря Российскому военно-историческому  обществу наши мероприятия состоялись на площадках музеев, например, Выборга и Судака, что в Крыму.

– Повышается с годами качество и уровень реконструкции?

– Несомненно, повышается. Наши коллеги сотрудничают с музеями, в том числе и с зарубежными. По-новому изучают выставочные экспонаты, фотографируют их детально, что позволяет создать более точную реконструкцию. Ещё качество повышается, когда происходит  обмен опытом с иностранными реконструкторами. В таких странах, как Польша, Германия, Англия, реконструкция очень развита. С коллегами из разных государств мы ведём диалог, между нами есть даже некий  элемент соперничества, и благодаря этому идёт значительный прогресс качества.

– Интересно узнать, как вы пришли в реконструкцию?

– Сам я фрязинец. По профессии инженер-планировщик, окончил МГТУ имени Н.Э. Баумана по специальности «системы управления летательными аппаратами». Ещё будучи школьником, лето  я тратил не на весёлое времяпрепровождение, а подрабатывал. В один из годов молодёжный центр во Фрязине проводил акцию для детей, которые летом остались в городе. Им предоставлялись бесплатно на два месяца секции. Так я открыл для себя реконструкцию, и она меня заинтересовала, узнал, какие элементы она включает в себя помимо тренировок и физического воспитания. Через год-полтора более детально взялся за реконструкцию костюма и нацелился на посещение фестивалей.

– Вы являетесь руководителем клуба, что входит в ваши обязанности?

– Здесь очень много аспектов. Первый и самый важный – сотрудничество с местными органами управления, включая администрацию района, поселения, культурно-досугового учреждения, в котором мы базируемся. Нам на безвозмездной основе выделяют помещение. В свою очередь мы участвуем в районных мероприятиях со своей программой. Важный аспект внутреннего управления клубом – создание работающей структуры. Основной костяк клуба – это взрослые люди. Чтобы их интерес к реконструкции не угасал, необходимо поддержание внутренней структуры быта, чтобы каждый был при деле, реализовывал себя, если не в нескольких областях, то хотя бы в одной, но на постоянной основе. Помимо этого, занимаюсь планированием мероприятий и выездов. Мы не стремимся посетить абсолютно все фестивали, а выделяем наиболее интересные, которые способствуют развитию клуба и самореализации его участников. Поэтому стараемся планировать посещение многодневных фестивалей на летний сезон. Зимой, как правило, проводятся либо однодневные мероприятия в виде турниров и соревнований, которые повышают  боевую подготовку участников клуба, либо однодневные походы.

– А где реконструкторы живут во время фестивалей?

– Чаще всего мы воссоздаем походный лагерь и живём в палатках.  Иногда фестивали проходят в формате Living History («Живая история») в так называемых этнопоселениях. По археологическим источникам и описаниям воссоздаются небольшие поселения на эпоху раннего Средневековья. Как правило, это живые музеи, работающие круглосуточно и круглогодично. Экскурсоводы там – такие же реконструкторы. Когда фестивали проходят в таких этнопоселениях, мы живём в воссозданных репликах домов и землянок. 

– Интересно, а какую посуду вы используете и что кушаете на фестивалях?

– Стараемся максимально соблюсти историчность в плане кулинарии. Посуда естественно создается глиняная и деревянная по образцу археологических находок и музейным экспонатам. В кулинарии  берём те продукты, которые  с учётом  торговых связей были возможны на реконструируемых нами территориях. Мы не используем продукты, появившиеся в XVI-XIX веках, к примеру томаты или кукурузу, они были привезены из других континентов гораздо позже.

– Раскройте «кухню» проведения фестивалей?

– У фестиваля есть чёткая структура. Как правило, организаторы стараются особо зрелищные мероприятия отнести на время массового пребывания зрителей, в основном это дневное время. Вечером проходят сугубо тематические соревнования для интереса самих участников. Турниры проходят последовательно, а не параллельно, поскольку многие участники принимают участие в разных состязаниях. Иногда сражения проводятся по определённому сценарию, если воссоздаётся какая-то конкретная историческая битва, тогда стараются в пропорции учитывать численность сторон. Есть те, которые проходят без сценария.

– В завершении хочу спросить, каким вы видите развитие своего клуба?

– Мы уже вышли на районный и областной уровень.  Сейчас планируем увеличить количество зарубежных выездов, потому что в таких поездах получаем наибольшее количество опыта. Кроме того, у нас есть несколько проектов, которые мы хотим в ближайшие годы реализовать. Один из них – поход  формата Living History. Есть проект фестиваля, который надеемся организовать в Щёлковском районе. Сейчас ведём переговоры с администрацией и  возможными инвесторами, так как это дело финансово затратное. В нашем районе есть красивые места, и это может очень благоприятно отразиться на популярности фестиваля и на его дальнейшем развитии.

Беседовал Алексей Рычков

Фото из архива Александра Кушталя