Щёлково. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 19 октября

небольшой дождь+10 °C

Онлайн трансляция

Валерий Леонтьев: Я перед зрителями в долгу

12 сент. 2017 г., 10:54

Просмотры: 577


Этим летом народный артист России Валерий Леонтьев выступил перед жителями нашего города. Яркие, незабываемые хиты, которым подпевает весь зал, мощная энергетика, красочное шоу и неповторимая атмосфера праздника вот уже 45 лет сопровождают каждое выступление певца.

– 45 лет на сцене – это не только название вашей новой программы. Это ещё и долгий творческий путь на пике востребованности и популярности. Как вам удаётся так долго удерживать столь высокую планку?

– Я не представляю себе жизни без сцены. Там я всегда полон сил. Если после концерта или сложных гастролей чувствую себя разбитым и опустошённым, могу взять небольшой тайм-аут. Но после короткой передышки говорю себе: «Всё, отпуск закончился, пора домой – на сцену». Именно там на истёртых досках в слепящем свете софитов я чувствую себя дома. Наверное, в этом секрет.

 

– Вы спели огромное количество песен. Есть ли среди них любимая?

– Любимой, как правило, становится последняя. Чем новее песня, тем легче передать свои эмоции, свежесть чувств. Гораздо труднее, когда поёшь песню, которой уже лет 30. Это изношенный материал. И надо включать весь свой профессионализм и уметь хорошо притворяться, чтобы петь её как в первый раз.

 

– Были ли в вашей творческой жизни судьбоносные встречи с людьми, которые помогли вам на начальном этапе и поддерживали в дальнейшем?

– К счастью, да. Это замечательные, талантливые композиторы Александра Пахмутова, Раймонд Паулс, Давид Тухманов. Они сыграли ключевую роль, приложив огромные усилия для того, чтобы я появился на телевидении. А это в то время было определяющим фактором успеха. Но даже с его авторитетом добиться высот было непросто.

В моей творческой судьбе было множество драматических событий. В 1981 году для меня закрыли Москву, потом перестали пускать в Киев и в Ялту, где я выиграл конкурс, открывший мне двери на большую сцену.

 

– А кто вас запрещал и почему?

– В те годы найти концы было невозможно. Все показывали пальцем наверх, не называя при этом никаких имён. Кто меня невзлюбил, кого я оскорбил или обидел, не знаю по сей день. Вновь открыл мне путь к российской эстраде Раймонд Паулс в 1984 году. Он тогда готовил в Москве свой авторский вечер «Святая к музыке любовь» и отдал мне всё второе отделение. А когда узнал про мои проблемы, то поставил московское руководство в известность о том, что вечер не состоится, если Леонтьева не пустят на сцену. У него были связи в ЦК КПСС. И в итоге я снова получил возможность петь в Москве.

 

– Говоря о том замечательном, плодотворном периоде сотрудничества с  Раймондом Паулсом, нельзя не вспомнить ваш дуэт с Лаймой Вайкуле – знаменитый «Вернисаж», который вот уже больше 30 лет остаётся популярным и любимым зрителями. Вы помните, как впервые встретились с Лаймой?

– Да, это было где-то году в 83-м. Лайма тогда выступала в знаменитом латвийском варьете «Юрас Перле» в Юрмале. Там мы впервые познакомились. А уж потом в 86-м году Раймонд Паулс написал для нас эту песню.

 

– В июле 2017-го в Юрмале вы вновь встретились с Лаймой на одной сцене знаменитого концертного зала в Дзинтари, и ваш дуэт вновь был встречен овациями.

– Я люблю Юрмалу и всегда рад туда приезжать. Для меня она связана с самыми тёплыми воспоминаниями, с дорогими и близкими людьми: Лайма, Раймонд, Алла Пугачёва – люблю их всех! В Юрмале мы веселились, дурачились, как дети, но самое главное – творили! И это было счастьем для меня – снова быть там и петь там.

Я очень ценю Лайму за её верность себе. Эта певица не для толпы. В ней есть высокая культура. Она работает изысканно, красиво, элегантно для тех людей, которые это понимают и ценят. И когда Лайма пригласила меня на свой фестиваль «Рандеву», я просто не мог пропустить это событие.

– Кто ещё из российских или зарубежных певцов вызывает в вас подобное уважение? Бываете ли вы на концертах своих коллег по цеху?

– Это происходит крайне редко. Могу припомнить выступление Ирины Аллегровой. На мой взгляд, она очень выросла – настоящая, крепкая и очень правдивая в каждой ноте. Однажды был на концерте Аллы Пугачёвой в Майами. Я люблю Пугачёву в любых её проявлениях. Если говорить о значительных западных шоу, оставивших сильное впечатление, – это Мадонна. Она стоит каждого восторженного слова, сказанного в её адрес.

 

– Говорят, в вашей жизни был ещё один звёздный дуэт – вы спели вместе с самим Владимиром Путиным?

– Да, в 2006 году на саммите глав СНГ в Сочи. После завершения официальной части был концерт в резиденции «Бочаров Ручей». Когда меня вызвали на бис, я решил спеть «Надежду», и неожиданно меня поддержал российский президент. Тогда я подошёл к Владимиру Владимировичу, передал ему микрофон – и мы вместе допели песню до конца. Оказалось, что Путин прекрасно знал слова и хорошо владеет голосом.

 

– Космическая тема могла прозвучать в вашей жизни даже громче, чем в песне «Надежда», исполненной с президентом. Вы были в числе четырёх счастливцев, отобранных для съёмок фильма на орбитальной станции «Мир». Что помешало этому проекту состояться?

– Вероятно, космические объёмы финансирования, необходимые для его реализации. Это было в 99-м году. Режиссёр Юрий Кара планировал съёмки фильма на орбитальной станции по роману Чингиза Айтматова «Тавро Кассандры». По сюжету главный герой, космонавт, в знак протеста против закрытия станции отказался вернуться на Землю и остался на орбите. Кастинг прошли Дмитрий Певцов, Владимир Стеклов, я и Ольга Кабо. Нам всем предстояла серьёзнейшая предполётная подготовка – центрифуги, прыжки с парашютом, тесты на выживание. Нас должны были сбрасывать с минимальным запасом для поддержания жизнедеятельности на трое суток сначала в Арктике, а потом в пустыне, погружение под воду, состояние невесомости… Полностью пройти эти испытания в отряде космонавтов удалось только Владимиру Стеклову. Наверное, ему было обиднее всех, что эта авантюрная идея так и осталась нереализованной.

 

– А если бы сегодня вам предложили полететь в космос, вы согласились бы?

– Если бы дали перед этим выспаться, то, конечно, согласился бы. Ведь в нашей жизни осталось так мало неизведанного. Совсем немного незнакомых ощущений, способных вызвать по-настоящему сильные эмоции.

 

– Вам приходится выдерживать колоссальные нагрузки. Что помогает восстанавливаться, что подпитывает энергией?

– Море – самая большая моя любовь после сцены и близкие люди.

 

– Что для вас означают слова «близкий человек»?

– Близкие люди – это не те, с кем можно посидеть в ресторане и поболтать после концерта. Это люди с тобой одинаково чувствующие. Люди, которые воспринимают мир, события, жизнь так же, как и ты. Есть люди настолько близкие по духу, что с ними просто не нужно говорить. Достаточно переглянуться, чтобы понять друг друга, понять, что ты понят. Вот самый ценный способ общения и самый большой дефицит.

 

– Мир шоу-бизнеса жёсткий и жестокий. Вас часто обижали, ранили в жизни?

– Конечно, было всякое. Но то, что когда-то казалось концом света, сейчас видится нелепым и неважным. Больше всего это было связано с запретами на выступления. Когда меня не допускали или ещё хуже – вырезали из уже записанных программ. Представьте себе: съёмки состоялись, пришло время – и ты ждёшь, что сейчас появишься в «Новогоднем огоньке». Ты собираешь друзей, включаешь телевизор и... ничего не происходит. Тогда было обидно до слёз. Сегодня вызывает улыбку – так это всё далеко и неважно.

– У вас есть домашний видеоархив состоявшихся и невырезанных съёмок ваших выступлений?

– Нет, я вообще преступно наплевательски и пренебрежительно отношусь к своему прошлому.

 

– Почему?

– Ну, во-первых, потому что в прошлом осталось много обуз, не всегда приятных воспоминаний. Но его больше нет, и не стоит тащить за собой этот груз. Однажды я так сам себе надоел, так устал натыкаться на свои старые костюмы, тонны старых чёрно-белых фотографий, что развёл костёр на лужайке у дома и устроил сожжение своего прошлого.

 

– Никогда не жалели потом?

– Никогда. Я не привязан к прошлому. Многое из того, что я делал когда-то, не кажется мне достойным восхищения. Я развиваюсь, меняюсь, иду вперёд, и это гораздо интереснее, чем вглядываться в своё прошлое.

 

– Вы один из немногих артистов, нарушающих все мыслимые правила шоу-бизнеса: не отдельные хиты, а законченные шоу, не клипы и раскрученные альбомы, а живые сольные концерты. Почему вы идёте по пути наибольшего сопротивления?

– Потому что я люблю своих зрителей. Ведь это они сделали меня. Я просто делал то, что я могу. А они меня полюбили и возвысили. И я всегда перед ними в долгу и всегда испытываю чувство ответственности. Поэтому должен хорошо петь, хорошо выглядеть, иметь интересный репертуар, хорошие программы. Я должен это своей публике. А ещё я люблю делать красивые, дорогие шоу. Это всегда очень интересно: оформление сцены, цифровой дизайн, костюмы, постановка, хореография, песни, музыка, темп, накал, атмосфера, в которой всё происходит, котёл, в котором всё это варится, – это потрясающе, это даёт силы жить и думать о завтрашнем дне.