Щёлково. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 19 октября

небольшой дождь+10 °C

Онлайн трансляция

Олег РОЙ: Все началось со сказок, которые я рассказывал на ночь своим детям

16 авг. 2017 г., 17:11

Просмотры: 246


Он занимает верхние строчки в рейтингах самых читаемых авторов, его романы экранизируют в Голливуде и издают огромными тиражами в России и за рубежом. Один из самых популярных российских писателей в эксклюзивном интервью газете «Время».

– Так с чего всё-таки началось твоё литературное творчество? Когда пришло понимание, что писать книги – твоё предназначение?

– Знаешь, я не могу сказать, что однажды ко мне пришло такое понимание. Просто в какой-то момент жизни я осознал, что, если не буду перекладывать свой поток мыслей на белый лист бумаги, лишу себя чего-то очень важного – жизненного драйва, каких-то своих внутренних ощущений. И понимание того, что это в первую очередь нужно мне, дало мне право писать. А когда ты знаешь ещё, что это нужно не только тебе – есть поклонники, читатели, которые ждут очередного романа, начинаешь понимать, что ты просто не в праве их разочаровать.

Для меня всё началось много лет назад с рассказа под названием «Зеркало», и в тот момент точно не было стремления стать писателем, хотелось просто поговорить с самим собой, выплеснуть то, что было на душе. А потом я дал прочесть этот рассказ своему другу – издателю из «Берлинского книжного торгового дома», ему понравилось, и он решил это напечатать.

 

– Твой первый роман вышел в Швейцарии.

– Да, это был роман «Амальгама счастья». Я долго сомневался, а когда понял по отзывам близких друзей, что в этом что-то есть, решил его напечатать. К тому времени у меня уже были задуманы несколько новых сюжетов. И вот этот поток желаний и возможностей подхватил меня, и я до сих пор так и барахтаюсь в этом открытом океане творчества, идей и новых замыслов.

 

– Одиннадцать лет ты про жил в Швейцарии, в прекрасном, благополучном Лугано. Ты был востребован в профессии, там издавались твои романы. Что заставило тебя вернуться в Россию?

– Иногда, живя в полнейшем благополучии, когда всё вокруг тебя хорошо, люди любезны и приветливы, полицейские доброжелательны, а государство делает всё возможное, чтобы тебе жилось комфортно, начинаешь скучать. Жизнь превращается в тёплое и вязкое болото – и ты перестаёшь ощущать её вкус. Если бы я жил в Швейцарии с рождения, то, возможно, не заметил бы этого. Но, переехав туда из города Магнитогорска, где я вырос, со временем стал уставать от благополучной размеренности и ограниченного круга общения. Мне стало неимоверно скучно, чтобы не сходить с ума от разговоров с самим собой, я начал писать. Именно в этот период в Европе вышли в свет мои первые книги. И вдруг через некоторое время крупнейшее российское издательство «Эксмо» предложило мне выгодный контракт, одним из главных условий которого было мое обязательное присутствие в России. Я понял, что это судьба. Долго не раздумывал, собрал спортивную сумку и через два дня прилетел в Москву. Так я вернулся на родину и ни разу не пожалел о своём решении.

 

– После возвращения из Швейцарии ты живёшь в Москве. А с малой родиной остались какие-то связи?

– Огромное количество моих друзей, что называется, «родом из детства». Мой ближний круг – из Магнитогорска. Там прошла очень важная часть моей жизни – период становления. И я благо дарен своей родине, тем людям, которые меня окружали тогда, и тем, кто перебрался в Москву, и сегодня здесь, рядом, и тем, кто остался в городе моего детства, но не теряет связи со мной, и тем, кого уже нет с нами.

 

– Можешь ли ты назвать писателей, чьи книги вдохновляют тебя на творчество? Кого, быть может, ты считаешь своими учителями?

– Если говорить об учителях в традиционном понимании, то это, безусловно, Александра Маринина, которая очень во многом помогла мне в начале моего творческого пути. Если же использовать слово «учитель» в широком смысле, то я стараюсь учиться постоянно — у взрослых и детских авторов, у отечественных и зарубежных, у классиков и современников. По большому счёту каждая книга, которую я читаю, это учебник. Учебник того, как можно писать. И иногда – того, как нельзя.

Мне нравится очень многое из современной литературы как отечественной, так и зарубежной, причём в разных жанрах. Классику тоже люблю, но совсем не ту, которую положено любить писателю: не Толстого, Достоевского или, скажем, Джойса, а Дюма, Джека Лондона, Вальтера Скотта и Жюля Верна. Наверное, это говорит о том, что во мне по-прежнему живет ребёнок и я так до сих пор и не повзрослел.

 

– Не этим ли объясняется твоё увлечение книгами для детей? Как случилось, что детская литература стала играть в твоём творчестве такую важную роль?

– Всё началось со сказок, которые я рассказывал на ночь своим детям. Я придумывал огромное количество волшебных историй, которые потом превратились в детские книжки: «Сказка про Лёшика», «Сказка про Баклушу», «Сказка про Сказку». И, конечно, «Джинглики» – это целая серия книг: азбука, математика, иностранный язык, космические и подводные приключения.

 

– Это ещё и серьёзный анимационный проект, достойный лучших образцов мировой мультипликации, и я знаю, что он не единственный.

– Правда. Мы создали продюсерский центр, куда входят известные российские художники-мультипликаторы. У нас в работе более десяти проектов. Мультсериал «Джинглики» – один из главных на сегодня. Это история о фантастической планете, населённой яркими, запоминающимися героями, среди которых нет отрицательных персонажей. Это особый мир весёлых приключений, где вообще нет зла. Я не хочу, чтобы дети чего-то боялись. Я видел однажды маленькую девочку, которая во время просмотра диснеевской «Русалочки» с тревожным видом выходила из комнаты, когда на экране появлялась морская ведьма. Я не хочу, чтобы дети выходили из комнаты, боялись ложиться спать. Мы создаём для них пространство, где нет места страху.

Ещё один большой проект – полнометражный анимационный фильм «Малуша», экранизация моей одноимённой сказки о девочке, живущей во времена древней, языческой Руси. Над проектом работает отличная команда: режиссёр Антон Гречко, сценарист Лада Фомина, целая группа замечательных художников-мультипликаторов.

 

– Возвращаясь к литературному творчеству, хочу спросить для кого сложнее писать: для детей или взрослых?

– Конечно, для детей! Дети не только более благодарные, но и гораздо более требовательные читатели. Если взрослому не понравится начало книги или станет скучно в середине, он всё равно может дотянуть до финала, чтобы узнать, чем закончится история. Ребёнок так делать не будет. Он просто бросит читать или слушать – и никакой силой его не заставишь. Чтобы книга была интересна ребёнку, в ней всё должно быть на высоте: и увлекательный сюжет, и иллюстрации, и герои – понятные, вызывающие интерес и симпатию, способные увлечь. Со взрослым читателем всё намного проще.

 

– Современные технологии позволяют постоянно поддерживать обратную связь с читателями. Как ты думаешь, тесный контакт с поклонниками и критиками помогает писателю или мешает ему?

– Я отношусь к той категории старомодных авторов, которые старались поддерживать обратную связь с читателями ещё до активного вмешательства в нашу жизнь современных технологий. И хотя я постоянно общаюсь с читателями через интернет, каждый день уделяю много времени своему сайту, блогу, страницам в соцсетях, самыми важными для меня по-прежнему остаются встречи вживую, когда происходит разговор глаза в глаза. Не знаю, как другим писателям, но лично мне такие встречи очень помогают и в работе, и в жизни. Всегда полезно узнать, как разные люди воспринимают одну и ту же твою книгу, увидеть глаза тех людей, для которых ты работаешь. Такие встречи надолго заряжают позитивом.

 

– Обратной стороной публичности нередко становится грубое нарушение личных границ. Тебе приходилось с этим сталкиваться?

– На моих публичных выступлениях – никогда. Поскольку те, кто хочет выплеснуть негатив, приходят на живые встречи довольно редко – они пользуются для этой цели интернетом. Сказать в лицо какую-нибудь ничем не оправданную гадость всё-таки труднее, чем анонимно написать её на сайте.

 

– А как ты относишься к критике?

– Знаешь, я не встречал людей, которым бы нравилось, когда их критикуют. Если кто-то скажет тебе, что это его стимулирует и он начинает творить, писать с удвоенной силой, не верь, это неправда. Любого творческого человека критика выбивает из колеи. Как надолго – это уже зависит от конкретного человека. Но это всегда негативное воздействие. Можно ли сказать, что я, услышав критику, стану писать лучше? Конечно, нет.

 

– Как ты воспринимаешь экранизацию своих романов?

– Это непростой вопрос. Иногда результат так сильно отличается от твоих ожиданий, что смотришь на экран и никак не можешь понять: твой ли это роман вообще? Но с другой стороны экранизации – это значимые события для любого писателя, особенно если речь идёт о полном метре. Конечно, это приятно! Мне нравится, как были экранизированы мои романы «Дом без выхода», в котором свою последнюю роль исполнила великолепная актриса Анна Самохина, и «Улыбка чёрного кота» по роману «Индус» с Маратом Башаровым и Егором Бероевым в главных ролях.

 

– Тебя иногда обвиняют в том, что ты «штампуешь» по пять книг в год, и это просто не под силу одному человеку. Действительно, как такое возможно?

– Те, кто бросает подобные обвинения, просто не знают, что из Швейцарии я привёз большой багаж своих старых книг, которые до этого выходили только в Европе, и сейчас они просто переиздаются. Многие романы Олега Роя, которые сегодня представлены на прилавках книжных магазинов, были написаны давно, но никогда не издавались на русском языке, поэтому для российского читателя они новые. А вообще на написание книги у меня уходит от восьми месяцев до нескольких лет.

 

– Твои романы одинаково воспринимаются российскими и зарубежными читателями?

– Жанр, в котором я пишу, специалисты определяют как «психологический роман», и мне нравится такое определение. Мои книги о людях, о жизни, о человеческих взаимоотношениях. О любви, ненависти, дружбе, предательстве… А подобные темы, как мне кажется, понятны и интересны любому читателю, вне зависимости от страны, где он живёт, и национальности.

 

– Я знаю, что помимо разнообразной творческой деятельности, ты давно и серьёзно занимаешься благотворительностью. Не мог бы рассказать об этой части своей жизни?

– У меня нет своего благотворительного фонда. Я для себя выбрал другой путь. Раньше было принято отдавать десятину на благое дело. И я решил, что свою десятину буду отдавать из рук в руки тем, кто в этом нуждается. Я патронирую несколько семей, в которых есть дети с ДЦП. Я с большим уважением отношусь к деятельности благотворительных организаций, но мне такой способ помощи кажется наиболее эффективным.

 

– Тому, кто не читал ни одной твоей книги, с чего бы ты посоветовал начать?

– Мои книги очень разные. Если человек хочет лёгкого чтива на пляже – это, например, «Мужчина в окне напротив». Если хочется остановиться, подумать о своей жизни, о будущем, я бы посоветовал «Старьёвщицу». Этому роману я посвятил пять лет, он мне очень дорог, и я считаю, что это очень сильная вещь. Главная героиня, старьёвщица, готова купить у героя за огромные деньги самые дорогие его воспоминания. Но герой понимает, что у него не так уж и много есть из того, что можно продать. Большая часть жизни прожита, а он практически и не жил, время потеряно, и его не вернуть. Эта книга о том, как важно жить сегодня, сейчас, наполнять каждый свой день яркими событиями, успевать делать добро, дарить любовь своим близким.

 

– Будь ты на месте своего героя, думаю, нажил бы неплохое состояние. Трудно представить, как ты успеваешь реализовывать все эти многочисленные творческие проекты, поддерживать связь с друзьями, родными и близкими людьми, общаться с читателями, писать и генерировать всё новые и новые идеи.

– Если ты что-то для себя решил и к чему-то стремишься, ты просто ставишь себе задачи и выполняешь их. По-другому нельзя.

Елена БЫСТРОВА