Щёлково. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 17 августа

малооблачно+24 °C

Онлайн трансляция

Алексей ВАЛОВ: Нам нужен рывок вперёд

13 февр. 2017 г., 10:00

Просмотры: 475


Исполняющий обязанности руководителя администрации Алексей Валов встретился с журналистами районных СМИ, чтобы обсудить результаты деятельности своей команды и планы на 2017 год. В своём аккаунте «ВКонтакте» он написал о пользе таких встреч: «Общение с прессой всегда даёт стимул для дальнейшей работы, благодарен коллегам за интересный и обстоятельный диалог».

– Алексей Васильевич, губернатор области поставил задачу сделать Подмосковье регионом-лидером, войти в пятёрку лучших в стране. Как Щёлковский район предполагает в этом участвовать?

– Каждая работа нуждается в результате. И хотелось бы, чтобы результат этой работы был положительным. Сначала мы трудились над тем, чтобы создать дееспособную команду. В чём-то есть успехи, где-то буксуем, а иногда фиксируем явные поражения. Но все силы были направлены на то, чтобы Щёлковский район начал движение вперёд. Если в 2015 году в общеобластном рейтинге наш муниципалитет занимал 52-ю позицию, то в 2016-м мы стали уже пятыми. Это результат консолидированного труда, отношение каждого к работе.

 

– В Подмосковье идёт муниципальная реформа. У нас уже произошло объединение администраций, городской и районной. Каковы перспективы нашего муниципалитета стать городским округом?

– Бесспорно, консолидация всех сил всегда даёт результат. Есть притча про веник и веточки, которые легко переломать по отдельности, а попробуйте это проделать с веником! У нас в районе десять «веточек», десять поселений. Если вместе – это консолидация бюджета, экономики, консолидация всех здоровых сил, настроенных на то, чтобы территории развивались более динамично и гармонично. И не только городского поселения Щёлково, где мы наблюдаем рывок в развитии. Или сельского поселения Огудневское, которое тоже движется вперёд. Или Медвежьих Озёр, поднимающихся в сфере благоустройства и промышленности. Но есть и поселения, которые стагнируют, им нужны наработки лидеров. Эти наработки необходимо сложить, чтобы получить результат для всего Щёлковского района. Не важно, будет ли десять муниципальных образований, или пять, – сколько согласятся к объединению – но это, конечно же, станет рывком вперёд.

Когда мы объединяли администрации района и города, районный бюджет был практически на грани банкротства. Городской бюджет тоже испытывал проблемы. Но вместе мы высвободили средства, которые пошли на финансирование всех программ, действовавших на тот момент в области. И у нас хватило денег, чтобы в городе эти программы запустить. Сегодня у нас полностью сбалансирован бюджет, нет долгов. И мы в состоянии своим бюджетом вносить в программы другой объём средств и, соответственно, получать совсем другой результат.

 

– По итогам 2016 года район занял второе место по приросту малого и среднего бизнеса. Как планируется привлекать инвесторов в 2017-м?

– Мы создали в районе абсолютно прозрачные отношения с каждым инвестором, субъектом малого и среднего бизнеса. Мы готовы потратить любое количество времени, чтобы помочь. Ведь что отталкивает бизнес? Нечистоплотность чиновников. Мы же делаем всё, чтобы бизнесу было комфортно.

Инвестиционная привлекательность напрямую зависит от инфраструктуры, дорожной в том числе. Уже выполнена проектная документация, выходим на строительство моста через Клязьму в районе улицы Фабричной. Мост поможет разгрузить центр города от всего потока транспорта, 20–25 процентов грузовиков туда увести. Там будет промзона, в том числе наши лидеры промышленного производства, лидеры инвестиций – «Валента Фармацевтика».

У нас 58 процентов ненормативных дорог. Если в прошлом году мы смогли беспрецедентно отремонтировать 630 тысяч квадратных метров дорожного полотна, то это только потому, что мы вошли софинансированием в региональные и федеральные программы. В 2017-м мы гарантированно войдём в программы и постараемся не снижать темпы дорожного строительства.

 

– А будет ли применяться комплексный подход – ливнёвки, локальные очистные сооружения?

– Очень хотелось бы, во всяком случае тот поверхностный водоотвод, который мы планируем, будет обязательно. А ещё есть мысль реанимировать всю старую ливнёвую канализацию. Сейчас над этим работаем. Будем создавать отдел, который непосредственно займётся этим вопросом.

 

– При поддержке губернатора удалось выделить почти 500 квартир под расселение жильцов из ветхого и аварийного фонда. Какой объём запланирован на этот год и когда ждать переселения жителям Дальнего Воронка?

– В 2014 году, когда губернатор увидел казарму № 19 в 1-м Советском переулке и дом № 4 по улице Новая Фабрика, он был шокирован. Я понимал, что нужно показать самое дно непригодного для проживания жилья. Мы благодарны губернатору за его решение. Оно позволило нам 323 квартиры выделить дому № 19, сейчас идёт расселение домов по улице Новая Фабрика. С огромным убытком группа компаний ПИК построила дом на Краснознаменской, который уже готов принять новосёлов. Это серьёзные подвижки в решении проблемы с учётом того, что ранее программы переселения в районе просто не было. Только в 2014 году началось её формирование, мы стали искать возможности реализации программы без финансирования из бюджета, за счёт инвесторов. Эта работа идёт очень трудно: инвесторы считают экономику, тяжело выходят на объёмы, которые мы им определяем. Тем не менее мы будем двигаться к намеченной цели: все жильцы ветхих и аварийных домов будут переселены до 2020 года, в том числе и жители Дальнего Воронка.

 

– Вы постоянно встречаетесь с людьми, ведёте приёмы, общаетесь с ними в соцсетях. Что у них на душе? Оптимистично ли они настроены?

– По-разному. Но процент положительных откликов на нашу работу возрастает, потому что жители начинают верить власти. Однако есть и те, кому мы не можем помочь, в силу законодательства. У таких людей сильно отторжение, хотя и они понимают, что не всё в наших силах. Но я считаю, что большинство жителей всё же видят перемены, несмотря на санкции, сложности в экономике.

 

– Сегодня в районе строят сразу несколько детских садов. Почему сроки их сдачи неоднократно переносились?

– Что раньше был садик? Просто объект – лестницы, окна, двери, спальни, пище-блок. Теперь детский садик – это многофункциональный комплекс, в котором обеспечена полная безопасность нахождения ребёнка, занятия, сон, питание – всё предусмотрено на очень высоком уровне. Нам тяжело сдавать сады. Уровень квалификации тех подрядных организаций, которые выиграли конкурсы и вышли на объекты, нуждаются в корректировке. Мы не сдаём сады в незаконченном состоянии. Стараемся, чтобы все элементы, все системы при пусконаладке работали безукоризненно. Чтобы дети не почувствовали какой-либо дискомфорт, а воспитатели понимали, что всё сделано для того, чтобы облегчить им работу.

 

– Здравоохранение теперь в полномочиях области, но жалобы на состояние дел напрямую поступают к вам. Когда начнутся капитальные ремонты, в частности районной больницы № 2?

– Все торги проводятся на уровне Московской области. Мы выставляем свои организации и хотим, конечно, чтобы они победили, потому что с наших организаций спросить намного легче. Они на территории, мы всегда их найдём. С варягами посложнее. Каждый свой шаг они выстраивают по принципу: «Дай денег, тогда сделаем». Мы понимаем, что они пришли с недостаточным финансовым запасом для проведения ремонтов. Соответственно, по срокам идут сбои. Но губернатор поставил чёткую задачу навести порядок. И он будет наведён.

 

– В обращении губернатора говорится о развитии библиотечного дела. Есть ли у вас настольная книга, и какую книгу вы посоветовали бы жителям района взять в библиотеке в ближайшие выходные?

– В детстве настольной книгой была «Как закалялась сталь». А книгой жизни стала трилогия Алексея Толстого «Хождение по мукам». Не раз находил в ней ответы на волновавшие меня вопросы. Много вещей в этой книге заложено.

 

– 2017 год объявлен Годом экологии. Среди задач – упорядочить вывоз и утилизацию мусора. Каковы планы на этот счёт?

– Не нужно бояться мусороперерабатывающих заводов. Их строят по самым современным технологиям, экологического вреда от них нет. В Голландии, например, такие предприятия располагаются в центре города, поскольку выбросы от них не превышают сотой доли ПДК, от машин вреда больше, чем от таких заводов. Кстати, сейчас наша делегация изучает в Германии передовой опыт утилизации отходов.

Но мы никогда окончательно не решим проблему мусора, если не изменимся сами.  Ребёнка нужно воспитывать с детского сада: «Положи бумажку в урну и делай это всегда, где бы ты ни находился. Нет урны, зажми бумажку в руке и ищи урну». Став взрослым, такой ребёнок никогда не свернёт с дороги, чтобы на опушке леса выбросить пакет с мусором.

 

– Вы проводите «инвестчасы», много общаетесь с предпринимателями. Куда бы вы посоветовали вложить средства начинающему бизнесмену?

– Наиболее востребованный бизнес – тепличный бизнес: в любом объёме он будет прибыльным, если, конечно, подготовить под него инфраструктуру.

Мы должны научиться производить все товары, которые поступают к нам из-за рубежа, соответственно, нужны импортозамещающие бизнесы.

 

– 2017 год вы объявили ещё и Годом ЖКХ.

– Начинаю с кадровых перестановок, скоро увидите изменения, потому что та команда, которая работала, не справилась с задачей.

Я уверен: «МосОблЕИРЦ» просто необходим. От него мы получаем устойчивое поступление средств за услуги ЖКХ, оплату ресурсоснабжающим организациям. Это дало нам надёжность в плане теплоснабжения и горячего водоснабжения. И мы уверены, что так и будет. Мы считаем, что те компании, которые отказываются от услуг «МосОблЕИРЦ», ведут свою деятельность нечестно. Они боятся открытости, ведь через «МосОблЕИРЦ» можно отследить, какие суммы поступают на их лицевые счета. А они хотят держать средства в тени, чтобы потом упрекать жителей, что те расплачиваются не полностью. Затем выдёргивают средства из ресурсоснабжающих организаций, чтобы якобы компенсировать расходы на управление домами. Это всё мы уже проходили. Мы знаем все УК, которые меняли названия, чтобы начинать свою финансово-хозяйственную деятельность снова – и снова с обмана. Все они известны правоохранительным органам, по ним работают. Мы добьёмся, чтобы эти компании перестали существовать.